Щасливий той, у кого є свій Моцарт!27.01.2019

 27 січня – день народження Вольфганга Амадея Моцарта, музичного генія, чия творчість є надбанням всього людства. Згадуючи цю особливу дату календаря, редколегія сайту підготувала дайджест-рубрику: «Щасливий той, у кого є свій Моцарт».


Mostly Mozart – Тільки Моцарт

Зальцбург – місто Моцарта

 У 2019 році до дня народження свого земляка Зальцбург (Австрія) гостинно привітав гостей традиційним фестивалем «Тиждень Моцарта» – Mozartwoche (24 січня – 3 лютого), на якому «історія Моцарта» знайшла костюмоване втілення не тільки в ексклюзивних музичних концертах, а й в захоплюючому театральному досвіді – виставах, пантомімах, танцях, кабаре.

Організатори фестивалю, обравши девізом вислів «Моцарт жив», знайшли в ньому нові грані особистості через уявний мультипростір: на вечірці, маскараді, балу, концерті, у театрі, навіть на обіді – 55 мистецьких подій відбулося протягом Тижня Моцарта у Зальцбурзі (із програмою можна ознайомитися тут: https://www.salzburg.info/ru/events/highlights/mozartwoche

Прага

 До святкувань Зальцбурга приєдналася зимова Прага. У Празі з ім’ям В. А. Моцарта, насамперед, поєднується знаменитий Estates Theatre, де відбулися прем’єрні виконання опер композитора «Дон Жуан» (1878) і «Милосердя Тита» (1891), якими особисто диригував композитор. Це й зробило театральну будівлю унікальною, бо вона залишилася єдиною в світі, де виступав сам Моцарт! Цьогорічне святкування у день його народження пройшло з Національним театральним оркестром, де за пультом стояв маестро Пласідо Домінго.

У програмі концерту прозвучали арії та дуети з опер В. А. Моцарта, які виконали Adela Zaharia (soprano, Румунія, резюме тут: https://www.narodni-divadlo.cz/en/artist/adela-zaharia), Štěpánka Pučálková (mezzo soprano, Словакія, резюме тут: https://www.narodni-divadlo.cz/en/artist/stepanka-pucalkova), Petr Nekoranec (tenor, Чехія, резюме тут: https://www.narodni-divadlo.cz/en/artist/petr-nekoranec) і Simone Alberghini (bass-baritone, Італія, резюме тут: https://www.narodni-divadlo.cz/en/artist/simone-alberghini). 

Харків

Дух Моцарта завжди з нами ...

Моцарт мав би отримати і «харківську прописку», адже його музика завжди прикрашає концертні афіші міста.

Харків’яни пам’ятають події 1991 року, коли Харків став справжнім «містом Моцарта», а ім’я віденського класика визначило тему І-го Міжнародного фестивалю класичної музики «Харківські Асамблеї» – «Дні Моцарта у Харкові» ( http://kharkovassemblies.com/1991-dni-motsarta-u-kharkovi/).

На відкриття фестивалю до Харкова завітала культур-аташе австрійського посольства Маргіт Вестфельд, а також всесвітньо відомі музиканти з Литви, Німеччини, США, Росії, Франції – головний диригент Брукнерівського симфонічного оркестру Манфред Майерхофер, Крістіан Ландсман (флейта, Австрія), французи Бернар Мулен (валторна), Алан Дебонкур (флейта), Володимир Плешаков (США), Тетяна Гринденко з «Ансамблем старовинної музики», піаніст Володимир Крайнєв (Росія), професор Нюрнберзької консерваторії Габріель Розенберг, литовська піаністка Олександра Жвирблите, художній керівник «Моцартеума» професор Петер Ланг (м. Зальцбург, Австрія).

П’ятнадцять днів в концертних залах міста звучала музика Моцарта і його сучасників – наших земляків Максима Березовського, Дмитра Бортнянского, викладачів Харківського колегіуму Максима Концевича, Артемія Веделя.


Ехом «дати Моцарта» стали висловлювання харківських митців, які щиро відгукнулися на нашу пропозицію поділитися думками про «свого» Моцарта.


Володимир Птушкін, Народний артист України, професор:

Разгадать загадку Моцарта 

Мне очень хотелось разгадать загадку Моцарта: как ему удалось за столь короткую жизнь написать так много произведенийкак удавалось за один деньа то и за вечер написать концерт!

Я думал об этом, и у меня появилось непреодолимое желание поехать на родину Моцарта – в Зальцбург. Мечта эта осуществилась не сразу. Поехать туристом в Австрию мне удалось уже после 60-ти лет. Для меня было очень важно увидеть своими глазами рукописи Моцарта, ощутить места, где он жил...

Я посетил две квартиры: и ту, где Моцарт жил до 8 лет, и ту, ‑ где до 13.  Я рассматривал квартиры, во второй удивило обилие маленьких органов в разных комнатах, фотографировал его рукописи. И я понял вот что. В феномене Моцарта большая роль его отца. Он смог организовать гения и направить его способности в нужное русло... Моцарт освоил приёмы скорописи – и это очень ему помогало. А сама музыка? В ней много штампов. Но в каждом штампе, при этом, спрятан сюрприз Моцартовский сюрприз!

***

Меня всегда интересовало отношение Моцарта к масонству как к одной из форм нравственного воспитания человека и его духовного развития. И потому с особым интересом я отношусь к «Волшебная флейте» ‑ этой масонской сказке, в которой Свет побеждает смертную Тоску. Побеждает именно Музыкой... А «Реквием» ‑ это Откровение, это Бог послал…

***

Считаю важным, как именно образ композитора подаётся в популярных книгах и фильмах. Считаю очень позитивным явлением в культуре исторический  роман Дэвида Вейса «Возвышенное и земное». Его с интересом читают как профессиональные музыканты, так и люди, интересующиеся музыкой и просто историей. Такая книга может даже вызвать интерес к музыке, к Моцарту. Это важно!

Сейчас я с большим интересом изучаю книгу П. Луцкера и И. Сусидко «Моцарт и его время», которая вышла к 250-летнему юбилею со дня рождения композитора.

Ну и, конечно, важен кинематограф. Ведь зритель так или иначе будет слушать музыку Моцарта и, возможно, потом обратиться к ней не раз…  В этом плане роль американского фильма Милоша Формана «Амадей» (1984) – трудно переоценить. Но я не могу смотреть этот фильм. Там всё – неправда! И о Сальери – всё неправда, и о Моцарте тоже – много выдуманного. Я рекомендовал бы смотреть о Моцарте другой фильм – австрийский – Карла Хартля «Дай руку, жизнь моя» (1955).


Ніна Руденко, Заслужена артистка України, доцент:

Моцарт – это свет, это удивительная энергия солнца.

Моцарт – это жизнь, с ее изменчивостью, непредсказуемостью, порой калейдоскопичностью оттенков настроений, состояний души. И надо самому исполнителю обладать особой реактивностью, чтобы «поймать» эти изменения, и перевоплотившись, успеть «прожить» их и подарить слушателю, а уж он, удивленный, будет следить за «ходом событий» и, затаив дыхание, ждать, что же будет дальше…

Моцарта играть невероятно интересно: некогда скучать, ни одной пустой ноты…

Моцарт – это совершенство!


Лідія Шубіна, кандидат мистецтвознавства:

К заветной «моцартовской струне» прикасаются не только музыканты – какое бесконечно долгое и трепетное эхо эта струна породила в мировой поэзии и прозе! Именно в соседнем, литературном цеху я нашла для себя образы, метафоры, которые помогли понять и сформулировать мое внутреннее, субъективное ощущение Моцарта.

Борис Пастернак… Среди действующих лиц  «Охранной грамоты» Моцарта нет, но рассуждения  писателя о феномене детства так легко легли  на «мой» образ композитора.

В детстве – в этом совершенно убежден Пастернак – лучше всех разбирались древние греки, которые мыслили этот возраст как «ядро»человеческой жизни. «Воспитанная на сверхчеловечестве дел и задач, античность совершенно не знала сверхчеловечества как личного аффекта. От этого она была застрахована тем, что всю дозу необычного, заключающуюся в мире, целиком прописывала детству. И когда человек гигантскими шагами вступал в гигантскую действительность, поступь и обстановка считались обычными…». Это ли  не про Моцарта? Разве не за это распекал своего кумира-соперника пушкинский Сальери, заключая: «Ты, Моцарт, не достоин сам себя»? И может быть, и в этом тоже «уроки Моцарта», а впрочем, и других классиков, которые и в зрелом возрасте умели сохранять гармонию, лучезарную улыбку в самых трудных, кризисных обстоятельствах? Как дети, свято верующие в счастливый исход самой страшной сказки…


Тетяна Казакова, кандидат філологічних наук:

Моцарт в моей жизни
или фа-диез в Соль-мажоре

Жизнь человека – это как девичья коса с вплетенными в неё разноцветными лентами, где ленты – это те или иные художественные впечатления,которые сопровождают человека всю жизнь, а порой и ведут за собой...

Моцарт вошёл в мою жизнь фортепианной сонатой № 5 (Соль-мажор). Именно с этим произведением я ощутила сонатную форму, поняла её не умозрительно, но ощущением, чувством, образом. Она вошла в пальцы и в сознание как нечто удивительно стройное, изящное, строгое, где нет ни одной лишней ноты, где каждая музыкальная фраза должна уложиться в очень чёткий хронометр, и при этом ощущаешь какую-то удивительную свободу в быстрой смене столь быстро меняющихся чувств в одной парадигме.

Дети, занимающиеся музыкой, очень часто явления жизни познают сначала через музыку, а потом уже узнают их в самой действительности как нечто знакомое, уже известное... Когда я играла эту сонату, мне было лет 11‑12... Моя внутренняя эмоциональная палитра была достаточно простой и ярко выраженной «наружу». Я бурно радовалась или отчаянно печалилась (кстати, по любому пустяку), обожала и ненавидела. Мир я видела в достаточно чётко обозначенных двух парадигмах, которые, наверное, можно определить через бинарную оппозицию «хорошо/плохо».

Но разучивая эту сонату, я поняла (не без помощи моей незабвенной учительницы – Ларисы Алексеевны Буквиной), что у радости и печали многог оттенков, и что можно и даже нужно (!) жить, не бросаясь кому-то на шею, а кого-то не желать даже просто выслушать. Именно Моцарт помог мне увидеть мир не чёрно-белым, а с множеством разнообразных оттенков. Помню, как вдруг обратила внимание на белый снег. Каким разным он бывает – этот белый-белый снег... И после этой сонаты Моцарта я отказалась от мнения, что музыка должна быть минорной (ну, так мне по малолетству казалось). Этот Соль-мажор – вдруг застывающий на VII-й ступени – это было ещё то напряжение, которое я вдруг ощутила! Но я знала, что фа-диез обязательно разрешится в соль. И это было радостно ощущать!

Прошло время. Мне ‑ 49. Это был очень трудный момент в жизни, когда я должна была отстоять себя. Я робела, хотела отступить, уступить, отказаться от борьбы… Тем более так советовал брат, но муж советовал совершенно противоположное… И вот я стою перед кабинетом большого начальника, которому я должна была доказать его неправоту, и от которого я полностью зависела…  «Ре – си – ре, соль – фа-диез», ‑ вдруг как-то само собой пропелось в моей голове. И вот на этом соль-мажорном фа-диезе я решительно открыла тяжёлую дверь – и у меня всё получилось!

Спасибо Моцарту!


Григорій Ганзбург, кандидат мистецтвознавства:

Каждый музыкант мог бы написать книгу «Мой Моцарт». И эти книги были бы разные. Если бы я писал такую книгу, она бы включила следующие разделы:

  • Мистическое присутствие Моцарта в нашей жизни.
  • Понимание Моцарта дает книга Г. Чечерина, знание Моцарта дает книга Г. Аберта, ощущение Моцарта не дает никто, это врожденное: оно либо есть у человека, либо нет.
  • Разговор о Моцарте можно вести средствами научной прозы, а разговор с Моцартом возможен только стихами, вот фрагмент «юбилейного» текста, когда-то написанного к 200-летию его смерти:

Двести русских зим минуло,
Как унёсся без следа.
Но среди мирского гула
Ты не слышен, как тогда.


Олександр Чепалов, доктор мистецтвознавства: 

Кто-то из великих очень верно заметил, что «Моцарт в жизни преодолел жизнь». Он ушел туда, откуда привело его на землю Божественное провидение – мимо средневековой Зальцбургской крепости к альпийским вершинам и далее в вечность, в безбрежные космические глубины. Поэтому МОЦАРТ – ЗНАК БЕСКОНЕЧНОСТИ  https://zn.ua/CULTURE/motsart_znak_beskonechnosti.html

 

Сторінку підготували: Марія Борисенко, Марина Дербас, Тетяна Казакова